zeftera.ru.

Шуст: «Ильичевцу» оставалось одно — верить

Богдан Шуст Богдан Шуст, голкипер «Ильичевца», сообщил о поединке с «Динамо», о собственных представлениях за «Шахтер», «Зарю», «Металлург» и об других вехах карьеры.

– Богдан, что заставило тебя в зимнюю пору поменять прописку и пройти когда-то в «Ильичевец»?

– Прежде всего, основной инструктор «Ильичевца». Валерий Яремченко, с которым мне пришлось работать в «Шахтере», и я понимаю, что при нем в команде всегда отличная наука. Во-вторых, это коллектив, в котором сохраняется отличный, дружеский локальный климат. Ну и вообще, первые ощущения оставили лишь позитивные чувства, к тому же с многими ребят был знаком и ранее.

– Тот факт, что в «Ильичевце» по результатам межсезонья решило столько начинающих, не сбивало?

– Нет. Определенных ребят, которые были в «Ильичевце», я понимал раньше, ну и с теми, кто пришел из «Зари» знаком не понаслышке. Потому я не имел чувства, что посетил постороннюю для себя команду.

– Был ли ты знаком с тренером вратарей Борисом Белошапкой?

– Разумеется, в быть игроком «Шахтера», когда я не имел необходимой игровой практики, Валерий Иванович Яремченко использовал меня в «дубле», где именно и работал Белошапка.

– Представилось, что на тренировках он предоставляет вратарям большие перегрузки…

– Со стороны, разумеется, может показаться, что работа в межсезонье вряд ли приносит наслаждение игрокам. Однако я полагаю, что его должен проходить любой игрок, потому перегрузки тут должны идти лишь на пользу.

– Ты веровал в то, что «Ильичевцу» по силам одолеть текущее «Динамо»?

– Это, пожалуй, единственное, что нам оставалось – верить. Турнирная картина у команды была критичной, однако все мог поменять 1 бой. Ребята собрали волю в кулак и продемонстрировали минимум того, на что готовы.

– По ходу года у «Ильичевца» были матчи, в которых бригада показал данный минимум?

– Трудно вести такие параллели, так как играли мы крайне неустойчиво – то выигрывали со счетом 4:0 и 5:1, то проигрывали с более нелестным счетом.

– Давай перейдем прямо к твоей карьере. Ты так как появился на свет на восточной Украине, однако седьмой год играешь на западе страны. Как тебя тут живется?

– Я привык тут, и во всем, рабочем и домашнем, ощущаю себя очень удобно. Ясно, что тоскую по родимым местам, и при первой же возможности пытаюсь двигаться домой к опекунам и жене (она у меня родом из Хмельницкого), и разумеется, за всеми тоскую. Заезжая в родимой Львов, в особенности очень приятно просто пробежать по городу, налюбоваться его прекрасным вариантом.

– Из Львова, как всем известно, была и твоя первая бригада – «Галичина-Карпаты». Большинству болельщиков мало известно про это коллективе. Поведай о нем более подробно.

– Начнем с того, что на самом деле это была 2-я бригада львовских «Карпат», которая просто имела несколько другое наименование. Большинство из тех, кто завершали футбольную школу, приезжали играть как раз в «Галичину-Карпаты». Это был своего рода переходный коллектив, вязавший главную команду с молодежной. Потом как раз оттуда меня и взяли в первую команду «Карпат».

– Кому из данной команды, кроме тебя, удалось замотать на высочайшем уровне?

– Наверное, вспомнить можно лишь братьев Баранцов, в то время как большинство ребят играют в основном в районном главенстве.

– Ты не думаешь, что чересчур рано появился в «Шахтере». Может быть, стоило еще по крайней мере годик сыграть во Львове?

– Не могу с уверенностью сказать, что данный первый опыт был безвременным либо крайне начальным. Все же, когда в настолько юном возрасте ты принимаешь такой бесценный опыт, тебя доводиться стремительней взрослеть, следовательно, рост футбольной карьеры существенно добавляет в скорости. Так вышло, что мой первый опыт пришелся на 23 года. Ясно, что опыт не наступает настолько очень быстро, и, добавляя каждый год, я ощутил, что смог значительному обучиться, став размышлять абсолютно иначе. Из тех перспектив, что есть у меня в настоящее время, пытаюсь получать минимум, не создавать себе иллюзий, а жить нынешним днем.

– А кто вообще уложил в тебя голкиперскую технику?

– Мне крайне свезло в тот время, когда только начинал заниматься футболом. Когда я пришел в футбольную школу, тренером вратарей там был назначен первый голкипер в истории «Карпат» Юрий Федорович Сусла. Это было двойне очень приятно, так как до данного с юными вратарями в отдельности никто не занимался, а все проходило в целом режиме. А через 2 года Сусла дал рекомендацию Владимиру Журавчуку, действовавшем тренером вратарей в 1-й команде «Карпат». Он взглянул пару моих игр и взял к себе. Свезло еще в том, что жили мы именно по соседству, всегда совместно колесили на тренировки.

– В твоей карьере было 5 клубов. Способен ли сопоставить тренеров вратарей любого из них, и сообщить, что у тебя получилось у них приобрести?

– Любой из наставников, с которыми мне выпало работать и в клубах, и в сборной, очевидно, подставлял во мне некоторые возможности, переходил скопленный опыт, а я собственную очередь пытался вытянуть минимум пользы из работы с ними.

– Известно, что в донецком «Металлурге» была достаточно специфичная картина с тренерами вратарей, которые изменялись чуть ли не каждые 6 месяцев…

– Когда я пришел, поймал там лишь одного инструктор – славянин Видрог. В общем, крайне удовлетворен работой с ним. Когда не играл, у меня всегда были с ним некоторые тренировки, а не, например, выходной. Работать с ним было достаточно любопытно. Вообще, думаю, что главная цель тренера – это отправить вратаря в ту колею, где он может открыть собственный потенциал. Все другое находится в зависимости от самого игрока, от его искусства осуществить в жизнь установленные перед ним цели.

– Ты появился в «Шахтере» в еврокубковом поединке против французского «Лилля», где проглядел 3 нага. Трудно ли было вынести такое давление?

– Могу с уверенностью сказать, что трудно не было. Скорее всего чувствовалась огромная обязанность за итог. Я испытывал доверие со стороны тренера, и пропустив эти голы, была некоторая убежденность, что в следующем поединке мне снова доверят место на поле. Эмоционального давления не было, было только ощущение большой ответственности.

– Когда, по твоему мнению, ты почувствовал, что потерял доверие со стороны Луческу?

– Доверие тренера заканчивается тогда, когда в твоих действиях теряется предыдущая убежденность. Так как когда начинаешь допускать больше погрешностей, вполне разумно, что место на поле тебе не может быть гарантировано. Вспоминаю, что у меня в установленный момент появилась вереница погрешностей, потом на воротах начал играть Пятов, и как результат, это затянулось. Все-таки, думаю, что, попадая в любую трудную картину, любой голкипер должен считать из нее выход.

– Существует соображение, что уход из «Шахтера» Матузалема оказал влияние на игру команды в позитивную сторону, чем напротив…

– Дам согласие с данным соображением. Когда в команде играл Матузалем, как раз ему уделяли особое внимание. После его ухода внимание к иным бразильским легионерам «Шахтера» стало не менее гладкое, впрочем к каждому из них все-таки был персональный подход. Однако при этом, никого из легионеров не акцентировали как отдельную особу.

– Дай оценку твоему времени нахождения в донецком «Металлурге». Так вышло, что ты шел туда для того, чтобы стать полновесным игроком «базы», в результате провел всего несколько матчей.

– Невзирая на то, что сыграл за дончан всего 5 матчей за 6 месяцев, я обрел отличный игровой опыт. Бригада тогда играла в Лиге Европы, следовательно и условия к футболистам поднимались вдвойне. Другая картина сформировалась в «Заре». Луганчане находились в нижней части турнирной таблицы, рвались оставить прописку в Премьер-лиге. Потому к подобным факторам также всегда надо готовиться.

– Ваше соображение о экс-наставнике донецкого «Металлурга» Костове. Ощущение о его работе очень разнятся: одни его заносят, а иные называют средним экспертом…

– Не является секретом, что об уровне тренера осуждают по его итогам и качеству игры, представляемой командой. Что же касается Костова, то при нем «Металлург» играл в достаточно интересный футбол, однако итога получалось достичь не всегда. Отсюда потом пошло психическое давление как на тренера, так и на команду. И в конечном итоге, руководство приняло решение привнести некоторые перемены в такое положение вещей.

– Как начался вариант с «Зарей»?

– Это случилось в зимнюю пору 2010 года в тот момент, когда у меня оставалось еще 6 месяцев арендного времени в «Металлурге». Я не имел необходимой игровой практики, и когда мне позвонил Анатолий Чанцев с предложением посетить «Зарю», я просто не мог ответить отрицанием. Крайне желалось играть по возможности больше, и думаю, что сделал оптимальный выбор.

– Не сбивал тебя тот факт, что в «Заре» в то время был опытный голкипер Шуховцев, с которым надо было соперничать за место в «базе»?

– Да в целом, нет, так как работа с Иваном принесла мне минимум наслаждения и пользы. Было также много факторов, которым я обучился у него. Шуховцев довольно любопытный как человек, так и футболист. На сборах он отдавался не менее чем на 100%, и это невзирая на впечатляющий как для футбола возраст. Это большой образец для всех его коллег по голкиперскому цеху.

– Как вообще накладывались отношения с коллегами по амплуа в командах, где ты играл?

– Практически в ста процентах случаев у меня со всеми были отличные и согласные отношения, нам всегда было о чем побеседовать, а необходимый момент могли подставить друг дружке плечо. С первого дня обнаружили общий язык и с текущим коллегой по «Ильичевцу» Иваном Бажаном. Так как иначе просто не могло и быть.

– Имеется ли у тебя идолы среди вратарей?

– Всегда нравился образ игры Петера Шмейхеля. Вообще, как таковых, идолов среди футболистов я себе не делаю.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>